Что такое хорошо и что такое плохо

Понятия «плохо» и «хорошо» сегодня стали критерием выбора, условием ориентации в пространстве… Хорошо это или плохо? Как вести себя в условиях нехватки времени и как правильно его планировать? Как уметь настраиваться на задачу? Где та техника безопасности, что убережет нас от некачественного существования? Пожалуй, эти вопросы должны были бы волновать нас в первую очередь, но когда есть такое количество отвлечений, как мы можем удерживать необходимую для нас линию? Как понять, где то правильное в условиях, когда мы живем в вариациях «хорошо» и «плохо»? Причем, это «хорошо» и «плохо» мы определяем здесь и сейчас и очень часто довольно безответственно, а правильное еще надо строить.

Как отвечать на, казалось бы, обычные вопросы, если на самом деле, мы не можем дать на них ясного ответа самим себе? Как не запутаться отговорками и шаблонными фразами, уводящими нас от процесса мышления? Как научиться быть судьей для себя и не быть судьей другим, но при этом видеть — что к свету и здравию, а что — к тьме и болезням?

Существуют ли вообще такие понятия, как «хорошо» и «плохо»? Ведь в одной культуре какое-то понятие может интерпретироваться как «хорошее», а в другой культуре то же самое — «плохое».

Ответ на вопрос «что такое хорошо и что такое плохо?» отчасти связан с тем, можете ли вы вообще поставить перед собой такой вопрос. «Хорошо» или «плохо» — это вопрос выбора, а значит, он определяет рамки вашей свободы. Когда вы «назначаете» что-то «хорошим» или «плохим», вы ограничиваете себя во имя некоторой перспективы. И даже попытка опереться здесь на какие-то нормы, чтобы это решить, вряд ли поможет вам раз и навсегда сделать «правильный» вывод.

По своей природе человек и так ограничен в совершении «плохого» — например, в убийстве себе подобных. Однако он это делает, прикрываясь зачастую привнесенным в его сознание «хорошим». Откуда это нечеловеческое желание лгать, убивать? Вот в чем здесь вопрос.

Человек отличается от других форм существования не наличием разума, а способностью им управлять, а также качествами, соотносящимися с природой его сердца. В чем суть этой природы? Ритм сердца задает определенный ритм активности, который, в свою очередь, позволяет человеку наполняться различными формами жизни и таким образом чувствовать жизнь. Вот и вся разница: человек — это существо, способное управлять собой. В чем же прелесть быть человеком, как не в умении им быть? Отсутствует умение — отсутствует и человеческое.

А все нормы относительно того, что есть «плохо», придуманы для животных качеств человека, или, вернее, как попытка от них избавиться. Нормы или правила в данном случае — это инструкция, призывающая к некой технике безопасности от «оживотнивания». Так что неудивительно, что у разных народов они разнятся. Если бы мы умели анализировать и реально понимать собственную физиологию и то, из чего проистекает ритм той или иной культуры, то определять, почему для одних культур «хорошо» одно, а для других — прямо противоположное, было бы гораздо проще.

А спекулировать на тему «возлюби ближнего, как самого себя» можно бесконечно долго, ведь для каждого понятия «ближний» и «возлюби» могут означать совершенно разное (воззвание «возлюбить» может быть инструкцией, а может быть и предметом познания). Следовательно, определять себя и познавать себя — это разные вещи.

© Дзябяк, 2017. Яндекс.Метрика

Просмотров: 20