Лаборатория развития

chom«Лаборатория развития» – проект, в основе которого лежит мой 35-летний опыт изучения знаний, практик, традиций основных этнических групп со всего света. Созданная база практик представляет собой метод совершенствования и развития человека.

Основной традицией, представленной в проекте, является даосизм, давший миру наиболее четкие и выверенные пути познания человеческой природы. Выработанный метод познания позволяет глубоко изучать не только даосскую, но и другие традиции мира.

Все знания и практики в «Лаборатории развития» разделены на пять направлений согласно своим задачам: наполнение, структуризация, создание симметрии, развитие ритма и сосредоточения.

Человек может считать развитием то, что развивает его человеческие качества. Регулятором человеческих качеств являются переживания, соответствующие человеку. Они задаются определенными энергетическими показателями, которые соотносятся с природой человека. Любые другие показатели мы относим либо к природе с более низкими вибрационными условиями, либо с более высокими.

Переживания, соответствующие человеку

— Чувственные
— Временные
— Пространственные
— Переживания преобразования
— Переживание творения

Что бы мы ни говорили о развитии, внутри него всегда будет зависимость от переживаний — сначала человеческих, и уже на более продвинутом уровне от сверхчеловеческих, то есть от переживаний, природа которых выше человека, но которые человек может осознать, пережить.

Сверхчеловеческие переживания

— Переживание пульсации
— Переживание совершенства
— Переживание сверхсознательного усилия
— Переживание перерождения

Чтобы познать природу переживаний, необходимо познать природу усилия. Это дает возможность не только осознать переживание, но, что самое важное, взращивать его. В пространствах, в которых может оперировать воля человека, таких усилий 13.

Таким образом, развитие — это улучшение личностных качеств, которое определяется по отношению к каждому отдельному человеку: в состоянии он или нет усиливать свои природные свойства.

Однако здесь возникает одна из самых основных трудностей: а как начать, как определить, что человеку нужно? Как выработать хотя бы самую первую потребность — развивать себя? То есть хочет того человек или нет, но пока он не познает развитие как таковое, он будет всегда перед дилеммой, которая так и остается непознанной. То есть к непознанному одному добавляется непознанное второе.

Получается, что человеку необходимо развиваться, чтобы освободиться от дилеммы, то есть научиться соотносить свое «я» со своими действиями. Но так как само понятие того, что такое развитие, отсутствует, то, следовательно, начинать надо с обучения обучаться.

Здесь мы сталкиваемся со многими условиями, которые предопределяют не только обучение человека, но и его поведение. И пока человек не поймет, что развитие — это искусство, он будет находить ему различные внешние прикладные значения, что сводит само развитие лишь к набору тех или иных профессионально заученных действий. Которые, рано или поздно, будут ограничивать человека или же он начнет довольствоваться только ими.

Реально же развитие необходимо, чтобы идентифицировать самого себя и те задачи, над которыми надо работать. Здесь конечно немаловажное значение играет и возраст. В любом случае, необходимо понимать, что именно мы развиваем и что это за знания. И самое важное, нужно понимать наше отношение к этим знаниям.

Понятно, что во всем этом очень сложно разобраться без понимания направления, в котором следует двигаться. Но ведь нужно не только направление, но и первичное усилие. Нужно обязательно руководствоваться вербальным развитием, чтобы не уйти в непонимаемые или неконтролируемые действия.

В развитии обязательно должно быть понимание, иначе не будет познано само искусство обучения, где основой должен быть метод. Без метода, который определяет базовое понимание того, что вы делаете, ничего не получится, и опасно здесь прикрываться традицией, которая якобы все должна за вас решить. Истинная традиция там, где есть метод. Просто раньше, когда люди находились в более развитых сенситивных показателях, невербальность была для них явственна, а сегодня это эзотерика, то есть непознанное.

Вербальное развитие — это то, что имеет точное, законченное понятие. Невербальное развитие — это некие показатели, который человек должен взрастить, но которые он не готов определить сейчас. Самое интересное, что если мы начнем разбирать вербальное развитие, то поймем, что оно является более невербальным, чем невербальное по отношению к вербальному.

Например, человек начинает изучать математику. Вроде все нормально: есть законы, есть правила, есть упражнения. Но он может только запоминать данный материал, и даже если он начнет этим уверенно оперировать, он не сможет развивать себя посредством этого.

Почему? Потому что у него нет концентрации, нет усилия, которое будет расти вместе с продвижением в изучении этого предмета. Мало того, ему подменили само понятие концентрации, что зачастую вообще создает патовую ситуацию ввиду неспособности сформировать правильное усилие в мозге. Что в реальности происходит с человеком? У него начинает усиливаться объем левого полушария, или грубо говоря, изменяться частота левого полушария. В результате он начинает усиливать перекос в своей голове, что, по сути, соответствует рассинхронизации.

В таком состоянии можно лишь следовать указаниям, но не познавать, в каком состоянии, что и как ты делаешь. И если дальше усиливать себя в математике, то есть перекашивать усилие в мозге, то рано или поздно произойдет непоправимый сдвиг, приводящий к той или иной степени сумасшествия.

Получается, что даже самая точная наука математика рано или поздно сделает из человека эзотерика, если, конечно, он от природы не имеет устойчивого сознания (как исключение). И вместо того, чтобы использовать математику для структуризации мозга, мы используем ее для его сдвига, идя по пути от вербального познания в сторону невербального.

Таким образом, изучая точную науку, мы получаем неточный мозг. Вывод напрашивается здесь сам собой: если правильно не подготовить осваивание точных наук, то рано или поздно мы станем эзотериками.

Возьмем другой пример: человек идет заниматься йогой или тайцзи-цюань. С чем он сталкивается в первую очередь? С пассионарием, который выступает больше как предводитель группы, чем тот, кто чему-то обучает.

И если мы спросим у такого человека, что он понимает под йогой, то он наговорит массу ему самому непонятных вещей. Ведь назвать вещь вещью — еще не значит понять ее. В этом заключается самая большая проблема современности: мы называем вещи именами, которые сами не понимаем. В результате мы начинаем заниматься огромным количеством непонимаемых нами вещей, которые мы называем «йогой» или еще чем-то.

Человек просто выбирает себе какое-то покрывало в виде красивого или необычного названия и, совершенно в этом не разбираясь, накрывает себя. Конечно, рано или поздно под этим одеялом он станет эзотериком (правда, гораздо быстрее, чем занимаясь математикой).

Поэтому в нашем с вами случае надо начинать с фрагментов, где основой фрагментарности должны быть задачи, над которыми мы работаем. Но здесь важно помнить, что они должны быть обязательно увязаны в метод.

Человеческое сознание, пока оно не зависит от своего носителя, всегда найдет ему, этому человеку, объяснение и подсказку в соответствии с той или иной развитой зависимостью от неконтролируемого усилия. Сознание говорит: «Я хочу заниматься эстетикой, петь, плясать, рисовать, в общем, искать вдохновение!», и он ходит, ищет музу, между этим он пьет или ждет, пока эта муза придет.

Спросите у художника: «Как ты рисуешь?». В ответ услышите: «Я рисую, когда приходит вдохновение!». Это еще более дурная форма существования. Человек испытывает какие-то переживания, но не умеет их развивать и в них находиться. Он только использует их и зависит от них. Это человек, который от природы, вроде бы, имеет усилие более высокого качества, позволяющее ему переживать, но он изначально выбирает позицию не развития этих усилия, а зависимости от них. То есть он создает своеобразную игру под названием «что-то говорю, что-то делаю», путая практику с теорией, а теорию с практикой.

Получается, что человек, рожденный для развития, не имеет возможности развиваться, потому что для этого нет ни внешних условий, ни внутренних. И даже в тех направлениях, которые мы можем соотнести с развитием, человек утыкается либо в свой личный фактор, либо в личный фактор того, кто его обучает, вследствие чего он оказывается не в состоянии разобраться, чему же, все-таки, следует обучаться.

Возникает вопрос: а что же делать? Во-первых, не надо думать, что должен быть какой-то учитель или что есть такой учитель, который должен вас научить. Да, мы еще не умеем строить дом, да, еще нет тех людей, которые могут построить нам дом, но это не значит, что мы не должны заготавливать для него материалы. Мы должны собрать конструктор, то есть набрать тот набор материалов, который мы потом либо сами сможем понять, как сложить, либо кто-то нам покажет, как складывать, но мы это уже имеем! И вот представьте, сколько людей сидит и ждет… Допустим, приходит учитель, а материала-то нет! Учитель говорит: «Чтобы развиваться, нужно то-то, то-то и то-то…». А мы ему говорим: «Мы хотим дом, дом хотим!» — А он отвечает: «Какой дом, у вас еще нет ни деревяшек, ни кирпичей!».

И чаще всего человек в этом случае не идет собирать инструменты и материалы, он говорит: «Плохой учитель! Мы будем ждать того, кто придет к нам со своим материалом!». Действительно, бывает так, что кто-то приходит с самосвалом. Его встречают с радостью: «Вот пришел настоящий учитель, строй мне дом!». Учитель, действительно, взял и построил его. Но оказывается, что человек, даже если и умел что-то делать, пока ждал этого учителя, разучился жить, разучился готовить, разучился наслаждаться. И тогда он говорит: «А в чем же мое развитие? У меня есть дом, а я все равно недоволен?».

То есть часто мы ждем помощи и усилия извне, вместо того, чтобы принять какую-то концепцию развития, например, стать совершенным человеком или изменить геометрию тела. Ведь для этого нужно как-то себя готовить!

Обучение — это размер, но любой размер присутствует там, где есть непрерывность. Если процесс прерывен, то он состоит из законченных форм, которые надо все равно складывать, и здесь, опять-таки, нужно познавать непрерывность, иначе размер опыта перейдет в форму.

Конечно, это неплохо, но только в том случае, если размер формирует форму, в которой наличествует усилие, то есть форму, имеющую правильную геометрию. Здесь, по сути, заложена природа истинного развития, так как именно усилие может объяснить человеку разницу между наполнением, пропорцией, осью, концентрацией и ритмом.

Ну а вырабатывать усилие можно, даже собирая гнилые доски. Но одно дело, когда мы начинаем и не задумываемся, зачем нас кому-то обучать (и, вообще, какими принципами руководствуется тот, кто обучает, и мешает это обучение нам или наоборот помогает), и другое дело, когда мы считаем, что что-то изучаем.

Допустим, мы следуем за каким-то учителем. Проходит много лет и оказывается, что у нас нет инструментов для того, чтобы достичь больших результатов. Мы даже не поняли, через какую модель обучения мы прошли! В реальности, мы все отдали на веру и находились в ожидании невербальных результатов, то есть не участвовали сами в своем строительстве. Так можно действовать первые три года, дальше мы должны иметь материалы.

Если вы не научились быть плотником, каменщиком, маляром, вы не можете построить дом. Это будет не дом, а какие-то куски дома. А ведь нужно еще уметь крышу класть! И если через 10 лет вы не понимаете, из чего состоит развитие, не понимаете, что именно вы складываете, а просто изучаете теорию, форму или упражнения, то вы еще не начали заниматься!

Сложность еще и в том, что вы, в конечном счете, можете построить одну высокую стену, но это не есть дом. Может быть, она иногда и будет давать вам тень от солнца, но это максимум, что она сможет сделать. Если не достигнуто понятие пропорции или оси, то где тогда формировать усилие?

А если бы человек изначально понимал, что он должен что-то складывать, что он должен иметь конструктор, и знал бы, что должно быть в этом конструкторе? В общем, неважно, что вы делаете; не забывайте: вы, может быть, строите только одну стену. Значит, мы должны знать, что должно быть в конструкторе, и тогда уже мы сможем требовать от кого-то схему того, как строить.

Во всех этих действиях помимо прочего лежит природа естественных усилий, которые формируются в нашем теле тем пространством, в котором мы живем.

Пять природных усилий

— Усилие собирания
— Усилие натяжения
— Усилие напряжения
— Усилие наполнения
— Усилие содержания

Именно посредством этих усилий определяется вначале развитие. И первое, что лежит в конструкторе, это наполнение. Как мы можем развиваться, если нам это не «по кайфу»? Спросите у любого человека, хочет ли он, чтобы все было всегда хорошо, и он был бы самый лучший? Ведь самое интересное — иметь больше, чем у другого. Но если ваша корзина меньше, чем у этого другого, то как вы можете иметь больше? Вы, конечно, можете бесконечно наливать бензин в бак, но он от этого не увеличится.

Значит, если мы хотим наполняться (а мы этого и хотим), то нам нужен хороший бак. Вы говорите: «Хочу самый большой бак!». Не проблема, делай самый-самый большой! Вы спрашиваете: «Как?». Все есть в конструкторе: вы должны простроить наиболее содержательный куб. Но чтобы сделать его наиболее содержательным, вы должны максимально его сбалансировать, вы должны на что-то ориентироваться. И снова все есть в конструкторе! Надо строить форму так, чтобы ее можно было наращивать, то есть снизу вверх.

Вы начинаете строить, строить, но получается, всего этого недостаточно, и вы хотите иметь самую большую форму. Значит, важно не просто сбалансировать, а создать необходимое напряжение в процессе, то есть дополнительное усилие. Потому что оказывается, что дом должен иметь силу, иначе он лопнет! И вы говорите: «Мне нужен не самый большой, а самый сильный!».

И тогда нужно понимать процесс структуризации: как усилить вашу форму. По сути, здесь мы должны вытянуть себя на следующее познание — познание усилия, которое уводило бы нас от зависимости от предыдущей силы, которое было бы способно нас наращивать.

Для этого мы переходим к следующему этапу формирования усилий, избавляющих нас от зависимости от того пространства, где мы живем. Но здесь уже надо понимать разницу между первым и вторым шагом, тогда нам станет ясно, начали ли мы что-то или нет.

На определенном этапе надо уметь контролировать сразу несколько вещей, и от того, насколько вы развили сосредоточенность, будет зависеть, в состоянии ли вы вообще продолжать хотя бы попытки что-то исправить. И все это есть в конструкторе!

Если вы не будете иметь концентрацию, если не будете понимать, что это такое, вы никогда не сможете удерживать 3—4 вещи одновременно. Человек без концентрации обязательно что-то упустит, он просто что-то не учтет.

Скажем, в результате тяжелой работы мы разобрались с формой, синхронизацией, с удержанием всего этого, и теперь это может наполняться. И тогда здесь мы достигаем самого большого: мы уходим от того, что «мне надо много», и приходим к тому, что «мне нужно то, что имеет силу». Оказывается, это «много» силы не имеет, оно только разрушает. Оказывается, иметь много качественной силы — это и есть идея развития! Так где же здесь это «качественное много»? И где эта сила? Оказывается, что только сила может определить, сколько вы можете удержать, и все сводится к искусству взращивания силы (если мы, все-таки, хотим много).

Но для того чтобы иметь большую силу, мы должны усилить силу работы с силой. И здесь, чтобы усилить силу посредством силы, мы сталкиваемся с тем, что «много» уже не работает — это вопрос естественно развиваемого нами усилия! И мы опять вынуждены обращаться к конструктору. Где же тот пульс, то дыхание, которое позволяет наращивать эту силу? Оказывается, мы можем усиливать себя только благодаря определенному ритму, а не по принципу желания.

В результате мы приходим к самому важному: закон силы — это закон кристаллизации, и природа нам все это убедительно демонстрирует. Какой самый крепкий кристалл? Алмаз. Почему человек так стремится к алмазам? Потому что подспудно он таким образом стремиться к развитию.

Получается, что человек, утратив реальное видение, реальное сенситивное восприятие того пространства, в котором он живет (вместе с изменением плотности нашего пространства), должен научиться использовать новые возможности сознания — конструировать себя. Здесь важно не вовлечься в какой-то процесс, а уметь складывать в этом процессе один к одному. Как? Мы должны осознавать

— насколько мы понимаем ритм,
— насколько мы сосредоточены,
— готова ли наша форма,
— насколько наша естественность или синхронизация позволяют нам все это делать,
— насколько мы не дырявые, чтобы наполняться тем, что мы делаем.

И мы должны учитывать все эти пять условий одновременно. Даже если мы не используем хотя бы одно из них (например, дисциплину), мы уже нарушаем ритм строительства! Нельзя построить одну часть дома и уйти погулять, затем прийти и продолжить — она может упасть или сгнить. И сегодня, когда мы говорим о развитии, мы должны понимать, где та лаборатория развития, которая позволяет нам это развитие сохранять.

Восемь нарабатываемых усилий, освобождающих от пространства:

  1. Усилие естественности
  2. Усилие пренатальной геометрии
  3. Усилие пропорциональности
  4. Усилие синхронизации
  5. Усилие сосредоточения
  6. Пространственное усилие
  7. Усилие ритма
  8. Усилие трансформации

Ну и, конечно, вы должны понимать, что только правильно развитое сознание в состоянии разобраться со всеми этими усилиями.

 

Комментарии (16)

  1. Дзябяк:

    Получается, что пока человек лишён выхода к знанию (на начальном этапе восстановления), он практически может только следовать и развивать (увеличивать) свою энергоёмкость. Достаточно ли этого для правильного движения к развитию? Ведь главное – надо куда-то и как-то направлять взращиваемую энергию, а куда? Если не может быть знания (глубокого видения этой энергии) и однозначной уверенности в правильности действий? Тем более во временном пространстве, где всё тленно и условно. Конечно, определённое понимание есть, и это благодаря Вашему знанию, методу и участию. Но вот последовательность действий и поступательность развития без достаточного (объективного) самоконтроля глубины и качества туманна. Это как прыгать с завязанными глазами: не знаешь, где и когда наступит грань… Хотя другого пути , как опыт, конечно нет… Вот Вы говорите, что надо работать с формой, а не с телом. Чувство меры и формы появляется, но как можно интегрироваться во временное пространство? Какой смысл? Или это просто тренировка и обучение сознания? Ведь оно с готовностью «раскрутит» любую фигуру, а надо ведь проявить определённую? К тому же Вы говорите, что через одну фигуру надо познавать другую (последовательно), а не все подряд… А для меня сейчас, например, все «фигуры» (они ведь не пространственные) наличествуют все одновременно и равноценно… И насколько сознание касается пространства (и касается ли оно его вообще, хоть оно и переходное) тоже не ясно… Хотя один «переход» как-то всё же закрепился…

    • Глеб Черный:

      Начальный этап очень важен, он связан с восстановлением и настройкой. Можно, конечно, называть его энергоемкостью, но здесь может крыться ловушка в виде неизмененной, но наращенной энергии. Для развития, конечно, этого недостаточно, но для более качественного пребывания, так сказать, сойдет. Нужно набирать напряжение для прорыва, и когда вы его создадите, следующим должен быть прорыв.

  2. Дзябяк:

    «Конечно, много показателей влияют на процесс кристаллизации, но с позиции развития как раз и важно соединить идею сильного сознания и правильной геометрической формы тела.» «В здоровом теле – здоровый дух» — можно ли в данном контексте предположить, что правильная внешняя форма, геометрия тела повышает качество содержания, правильной формы горшок – правильную кашу варит, а наоборот бывает? или правильная каша никогда в горшок не попадает? Только мера крупы, мера воды, мера соли?

    • Глеб Черный:

      Не так много показателей — это геометрическая форма и развитая концентрация. Но они должны быть правильно проявлены. И, конечно, процесс в правильной геометрической форме и в неправильной разнится. Все-таки важней горшок. Однако, без правильной формы не может быть и сильного сознания. Без этих показателей вообще сложно говорить о мере.

  3. Дзябяк:

    Как правильно раскрыть Ваше выражение «энергия идентифицирует»?

    • Глеб Черный:

      Энергия есть временная и вневременная. Если она временная, она не может идентифицировать, так как мы – часть одного большого пирога. Вневременная – это способность находиться в другом источнике питания. Т.е. как батарейка, которая вроде стоит на столе, но внутри удерживает другое напряжение. Следовательно, для идентификации нужны условия, при которых мы становимся отличительными от окружения по своим физическим показателям.

  4. Дзябяк:

    Фраза «Ну а вырабатывать усилие можно, даже собирая гнилые доски» какое усилие подразумевает? Собирая «гнилые доски» и качественный строительный материал — усилия отличаются? Что делать с гнилыми досками?

  5. Дзябяк:

    Правильное геометрическое усилие (правильная форма) позволяет генерировать энергию определенных частот, а за счет чего обеспечивается (инициируется) преобразование энергии, кристаллизация? Это должен быть сознательный процесс + готовность структуры (геометрия, качество энергии, синхронизация)? В какой степени человек может (и может ли вообще) повлиять на процесс кристаллизации? Изменение частоты возможно за счет внешнего поля, а ускорение или инициация процессов трансформации энергии и кристаллизации тоже возможен извне? Зависит ли потенциальная способность к кристаллизации от качества изначальной структуры (всех ли можно довести до этой кондиции при идеальных внешних условиях)? И еще, кристаллизация – это односторонний процесс или все же без точки невозврата?

    • Глеб Черный:

      Процесс кристаллизации – это уже достижение точки невозвратности. Степень и качество кристаллизации разнятся по своим частотным характеристикам. На начальном этапе человек может контролировать процесс, но затем меняется свойство и качество самого человека. И как таковым, мы его уже человеком считать не можем. Конечно, много показателей влияет на процесс кристаллизации, но с позиции развития как раз и важно соединить идею сильного сознания и правильной геометрической формы тела.

  6. Дзябяк:

    Олег, во-первых, просто хочу сказать Вам «Спасибо». Во-вторых, сайт сделан со вкусом, но это скорее моё послевкусие книг. (Подобно тому, как человеческое тело демонстрирует общую анатомию поверх любых расовых различий, так и психика обладает единым субстратом по ту сторону любых различий в сфере культуры и сознания…). Вопрос, может быть, не совсем в тему, но мне просто интересно следующее: сегодня человеку, погрязшему в лжезнаниях современной медицины, современной психологии, современной системы обучения, где не умеют давать знания, а только рекомендуют и советуют, невозможно за что-то зацепиться. Надо начинать с себя. «Юноша, желающий жизнь начать с нуля, — говорю ему, — начни ее с Феликса Эдмундовича Дзержинского»,- это Ваши слова. А Дзержинский причём? С уважением, Тимур. Заранее благодарен.

    • Глеб Черный:

      Тимур, каждый человек в своей жизни изрекает что-то полезное, но, как правило, не следует этому. Здесь вопрос начала. Нужно научиться встречаться с собой. А это уже революция!

  7. Дзябяк:

    Как-то все совсем странно получается: аналитическое мышление опирается на логику, по сути, является линейным процессом и имеет предел. Развивая анализ, мы развиваем логику. А ясность – это процесс, не имеющий к логике никакого отношения, это мгновенное объемное понимание, не требующее логических доказательств, не имеющее пределов. Развивая логику, мы ничуть не продвинемся и, даже наоборот, отдалимся от объемного восприятия? Получается, анализ – это инструмент развития мозга, а никак не способ познания? (Современная наука нервно курит в сторонке). И в чем я ошибаюсь?

    • Глеб Черный:

      Да, именно так анализ и должен использоваться — как инструмент совершенствования мозга, ну и на каком-то этапе познания.

  8. Дзябяк:

    “Использование математики для структуризации мозга” – это развитие анализа, упорядочивание и увязывание информации, углубление познания и умение всем этим наполняться?

© Дзябяк, 2017. Яндекс.Метрика

Просмотров: 86