Мозг, сознание, мысль

Главная Форумы Обо всем Мозг, сознание, мысль

В этой теме 1 ответ, 2 участника, последнее обновление  Аноним 1 год, 3 мес. назад.

Просмотр 2 сообщений - с 1 по 2 (из 2 всего)
  • Автор
    Сообщения
  • #1160

    Аноним

    Представляю эссе, выражающее мои мысли о природе сознания.
    Интересно мнение участников сообщества.

    Проблема сознания долгие годы остается вещью в себе, своеобразным чёрным ящиком. Пока не будет разрешена взаимосвязь между первичными переживаниями (квалиа) и самосознанием с одной стороны и внешней реальностью с другой, любые возможные успехи связанные с исследованием мозга и процессов, будут упираться в возражение, озвученное сторонниками параллелизма — корреляция это связь, параллелизм, но никак не отношение порождения. Процессы в мозгу лишь каким-то образом связаны с сознанием, но не обязательно являются его причиной. Таким образом, всегда будет возможность интерпретировать сознание как вещь в себе, своеобразный чёрный ящик.
    Даже определение этого понятия связано с большими трудностями. Объём, который разные исследователи включают в слово «сознание», имеет диапозон от «всё» до «ничего».
    Мы будем рассматривать вопрос сознания исходя из когнитивной парадигмы как наиболее «внешней»: психика существует объективно, ее работа заключается в обработке информации, поступающей из органов чувств, построении моделей реальности на основе этой информации и передаче управляющих сигналов телу. В данной парадигме сознание является едва ли не лишним или, по крайней мере, необязательным элементом. Единственная причина рассмотрения сознания в этой парадигме — наш собственный опыт, на основе которого мы знаем о существовании «света сознания».
    Тут требуется уточнение. Слово «сознание» имеет два разных смысла − вернее, даже два подмножества смыслов: сознание как вместилище и сознание как процесс.
    Если понимать сознание как процесс, то оно, фактически, тождественно вниманию, которое можно считать единственным достоверным проявлением сознания. Точнее было бы в этом случае, конечно, использовать слово «осознавание». Если рассматривать сознание как некое множество, континуум, то не совсем понятно, как сознание соотносится с психикой в целом. Скорее всего, сознание в этом случае является подмножеством психики, так как сознательные процессы − это часть психических процессов, но далее этот вопрос мы рассматривать не будем и ограничимся рассмотрением сознания как процесса, тем самым отождествив сознание с вниманием.
    Как известно, в область осознавания попадает лишь малая часть процессов психической деятельности и далеко не вся информация, поступающая от органов чувств. Этот факт будет основой нашего исследования.
    С одной стороны, не осознаются примитивные, базовые процессы − «кирпичики» психической деятельности. И с этим всё понятно: есть процессы, которые не предназначены для осознавания. С другой стороны, некоторые объекты восприятия и психические процессы могут как попадать, так и не попадать в область осознавания (здесь мы не рассматриваем механизмы психологической защиты, которые избирательно вытесняют содержание из сознания).
    Если мы сможем определить причину, по которой психические феномены попадают или не попадают в область осознавания, тот принцип, по которому происходит фокусировка и перемещение внимания, то мы сможем сделать достаточно убедительные предположения о феномене сознания. По крайней мере, дать определение сознания «извне». Фактически, для этого надо понять, по какому принципу изменяется локус внимания.
    Оно может быть перемещено как сознательным усилием, за счет произвольного внимания, так и некоторым бессознательным актом, внешним по отношению к вниманию и его содержанию.
    Для начала рассмотрим вариант непроизвольного перемещения внимания, при котором как будто внешняя по отношению к сознанию сила (имеется в виду некий психический процесс) перемещает и перенастраивает локус внимания, в отличие от ситуации, когда человек из собственных соображений переводит внимание в нужном направлении (вариант произвольного внимания будет рассмотрен позже.)
    Небольшое отступление. В тексте используется слово «ценность», тогда, как обычно в данном контексте используется слово «потребность». Однако в данном случае «ценность» гораздо точнее отражает смысл, поскольку мы осознаём именно ценности, далеко не всегда точно понимая, какие же наши потребности удовлетворяют эти ценности, да и к тому же «потребность» − это всё-таки понятие, больше связанное с организмом, нежели с психикой и, тем более, с сознанием.
    Кроме того, в этом тексте под ценностью понимается не столько непосредственная ценность события, действия, ситуации, сколько некая функция − потенциальная возможность реализации ценности, пропорциональная как «высоте» ценности, её значимости, так и простоте/вероятности её реализации в данном контексте.
    Например, человек читает книгу и увлечён ею, но вдруг осознаёт, что отсидел ногу и принимает более удобное положение. Почему ощущение неудобного положения вдруг вышло из фона и попало в область осознавания? Понятно, что его уровень превысил порог, поэтому оно попало в область осознавания. То есть, осознавание момента пришло, когда неудобная позиция стала угрожать нормальному протеканию физиологических процессов в организме.
    Или, например, музыкант играет на рояле, и в какой-то момент он вдруг осознаёт, что одна из клавиш нажимается плохо. Как только этот факт доходит до его осознания, его внимание перестраивается, опускается ниже по иерархии всего процесса извлечения музыки. Если до этого он мог думать о смысле всего произведения, поддаваться эмоции, которую вызывает музыкальное произведение, которое он играет, то в этот момент он вынужден перевести внимание на аспекты конкретной техники исполнения, чтобы скорректировать её с учётом этой конкретной особенности инструмента. То, что раньше обладало более низкой ценностью − конкретная техника исполнения − по отношению к переживанию общей идеи музыкального произведения, стало существенно более ценным, так как появилась угроза того, что музыкальное произведение не будет воспроизведено на должном уровне качества.
    На основании этих примеров можно предположить принцип, по которому что-то попадает в сферу осознавания: что-то происходит в случае, если оно непосредственно связано с достаточно высокой ценностью или, точнее, потенциально связано с высокой ценностью, ведь не всегда то, что попадает в область осознаваемого, действительно ценно. Например, часто нас отвлекает громкий шум, который мы слышим. Он не имеет к нам отношения и совсем нам неинтересен, но громкий шум может таить в себе опасность, что связывает его с одной из наших главных ценностей − безопасностью и жизнью вообще, поэтому наше внимание возвращается к нему снова и снова, вне зависимости от нашего сознательного желания.
    Данный момент – избирательность и как следствие подвижность внимания , может свидетельствовать о «дефиците» внимания, его будто не хватает на всю поступающую из органов чувств информацию, и поэтому происходит предварительная селекция всего объёма восприятия для того, чтобы отдельные его части «рассмотреть» более подробно. Иначе можно было бы осознавать сразу всё, что воспринято, и тогда внимание не надо было бы перемещать, оно сразу бы захватывало весь возможный объём восприятия.
    Это наблюдение является аргументом в сторону эпифеноменализма: перцептивный материал, обладающий по некоторым признакам большей значимостью, подвергается более глубокой обработке. А эта более глубокая обработка в качестве сопутствующего феномена и генерирует осознавание как некий эпифеномен. Но «дефицит» ресурсов внимания − вовсе не единственное объяснение избирательной работы внимания. Ещё один объяснение, на мой взгляд, более предпочтительное, хотя и не отменяющее возможное участие фактора «дефицита»: при осознавании воспринятое должно создавать цельную картину ситуации. И не просто цельную картину, а картину, в которой обозначена общая потенциальная ценность данной ситуации и вместе с тем действия, которые в этой ситуации можно предпринять, чтобы потенциальная ценность стала актуальной, если ценность положительная, или не была актуализованна, если ценность отрицательная.
    Далеко не всегда (а даже практически никогда) можно собрать одну цельную картину из всего, что в данный момент потенциально можно осознать. Как правило, возможна сборка нескольких разных таких картин. Внимание же перенастраивается на ту картину, потенциальная ценность которой выше.
    Теперь рассмотрим вариант произвольного внимания. В общем-то, тут всё просто. Мы сами произвольно направляем внимание на то, что нам наиболее интересно, то есть, на то, что обладает для нас наибольшей ценностью. Правда, здесь может быть следующий парадокс: есть ценности, которые становятся в метапозицию по отношению к нашему вниманию. Например, ценность обладания высоким уровнем концентрации, то есть умением произвольно задерживать внимание на длительный период времени. Однако и в этом случае можно выделить саму ценность − владение концентрацией и внимание, которое «опредмечено» этой ценностью. Можно сказать, что наше произвольное внимание также направлено на то, что представляет наиболее высокую ценность.
    Гораздо интереснее другой вопрос. Как так получилось, что у нас есть два разных способа управления вниманием − произвольный и непроизвольный? Как мне кажется, произвольный способ внимания появился как развитие непроизвольного внимания благодаря одному из обладающих высокой ценностью артефактов психики − образе себя с точки зрения окружающих. Человек, как известно, существо социальное и практически все потребности, ценности реализует посредством взаимодействия с себе подобными.
    Одним из самых важных аспектов этого взаимодействия − образ человека с точки зрения окружающих. То есть, образ себя для других − это ценность крайне высокого уровня для любого человека. В процессе развития человека этот образ интроецируется и становится некоторой самостоятельной структурой в психике, которая усложняется и трансформируется вплоть до образа идеального Я. Другими словами, возможность произвольного внимания представляет собой «нарост», артефакт развития объекта внимания с очень высокой ценностью − образа себя.
    Именно эта структура и служит основой для САМОсознания. Почти любое возможное действие начинает проверяться на соответствие правильному образу себя. Хотя, в целом, не любое действие. В экстремальных ситуациях, в условиях цейтнота, когда актуальна ценность очень высокого уровня, выше уровня, на котором находится образ себя (например, сохранение жизни или здоровья), реализация которой требует неотлагательных действий, структура сформированная из образа себя (думаю, то что обычно называют словом «эго» − это оно и есть) не актуализируется, выходит за пределы внимания.
    Необязательно ситуация должна быть совсем запредельной. Конкретный пример − катание на горных лыжах. Это действие требует от человека быстрых реакций, достаточно сложной и скоординированной работы тела, что захватывает практически весь объём его внимания. В этот момент нет переживания «я есть» в обычном его варианте, но, тем не менее, ясность сознания гораздо выше, нежели в обыденных ситуациях и, кроме того, это состояние переживается как гораздо более комфортное психологически (если, конечно, нет сильного страха).
    Структура эго − разросшегося образа себя − обычно внутренне противоречива, поскольку к человеку разными людьми и сообществами предъявляются совершенно разные, часто противоположные требования. Кроме того, всегда есть напряжение, вызванное несоответствием реального положения дел идеальному образу себя. По этой причине выход этой структуры из поля внимания хотя бы на время приносит большое облегчение.
    В структуре эго есть своя «вторичная» иерархия ценностей. Естественно, она не совпадает с «первичной» иерархией ценностей с некоторой степенью несоответствия, что вызывает всевозможные невротические проявления и психологические защиты − способы не увидеть реальные мотивы своих действий. Из концепции двух иерархий ценностей можно легко дать определение человека с сильной волей − это человек, который может следовать своей «вторичной» иерархии ценностей.
    То, что это иерархия вторична, следует хотя бы из следующих наблюдений.
    Первое. В ситуации, когда человеку угрожает реальная опасность, он часто действует не из своей вторичной, «культурной» иерархии ценностей, а из первичной, «животной» иерархии. Хотя слово «животная» в данном контексте не совсем уместно, в отличие от вторичной иерархии ценностей, которая определяется в основном субкультурой, к которой принадлежит человек, первичная иерархия может различаться достаточно сильно, о чем свидетельствуют большие вариации поведения в экстремальных ситуациях.
    Второе. В случаях, когда человек пробует задержать своё внимание произвольно на каком-то объекте, то сделать это на длительный период времени без специальной подготовки практически невозможно, если, конечно, этот объект не обладает ценностью в «первичной» иерархии. Но в этом случае в действие вступает уже базовый механизм непроизвольного внимания.
    Общее резюме: мы видим, что внимание всегда перемещается в место, где возможна реализация наиболее высокой ценности на данный момент. Некоторую путаницу создаёт наличие такой структуры как «эго», которая является следствием того, что человек является в высшей степени социальным существом.
    Таким образом, сознание всегда связано с ценностью, оно всегда есть переживание процесса попытки его реализации. С другой стороны, сознание, несомненно, каким-то образом отражает реальность − вернее, создаёт его модель. Можно сказать, что сознание появляется на стыке между сферой ценностей и сферой, назовём её так, фактичности.
    Способом объединения ценности и фактичности является сознание, содержанием которого является ситуация, причём не просто ситуация, но ситуация имеющая потенциал для реализации ценности.
    Если мы вслед за Риккертом примем положение, что ценности обладают своей собственной формой бытийности, то тогда можно определить сознание как некий способ взаимодействия двух бытийностей − ценности и фактичности.
    Можно выделить аспект этого взаимодействия со стороны ценности – воля, со стороны фактичности − разум. Неожиданно средневековое разделение на волю и разум становится вполне актуальным.

    #1392

    Аноним

    Для того чтобы разбираться с сознанием, нужно выявить, как мы это осмысляем.
    Нужно научиться расчищать завалы для начала и научить себя наблюдать, а чем оно интересуется.

Просмотр 2 сообщений - с 1 по 2 (из 2 всего)

Для ответа в этой теме необходимо авторизоваться.

© Дзябяк, 2017. Яндекс.Метрика

Просмотров: 25